Вы и ваш ребёнок
Вы и ваш ребёнок
Воспитание чувств детей в семье
Будьте внимательны к детям


Вы и ваш ребёнок

Воспитание чувств детей в семье

Будьте внимательны к детям

Портал для родителей


Стабильный успех в компании обеспечивают организаторские задатки – мастерское руководство игрой, умение внести в нее четкость, активный ритм, каждому найти соответствующий «участок», примирить недовольных, вдруг блеснуть новой выдумкой.

Доступно это родителям – развить организаторскую жилку в ребенке? Вне всяких сомнений. Но – будем откровенны – старшие заботятся о ее развитии лишь в пределах режима дня и приготовления уроков.

Правильно, режим – великая штука. И собранность при выполнении домашних заданий – один из залогов хорошей успеваемости. Но в смысле организаторской практики режима и уроков мало. Взять те же уроки. У ребенка нет особого выбора и свободы планирования. Отсюда досюда, именно сегодня, и точка. Не он решает, какие написать упражнения, какие прочесть параграфы в учебнике. Все предрешено заранее, ребенку остается организовать себя. Для будущей жизни и работы понадобится нечто более серьезное.


Ребенок шумлив, беспокоен, подвижен – он мешает, утомляет, нервирует. В его воспитании на первый план выдвигается постоянное шиканье, сдерживание, утихомиривание. На большее у родителей иногда не остается уже сил.

Ребенок безрассудно смел, самостоятелен, неосторожен – только и смотри, как бы чего не стряслось! Взрослые живут в лихорадочном страхе за его здоровье и сохранность домашнего имущества и обуздывают его тягу к независимости и экспериментам всеми доступными способами, вплоть до запугивания.

Ребенок упрям, дерзок, непослушен, все внимание сосредоточивается на «обламывании». Ужесточается дисциплина, учащаются и утяжеляются наказания за любое непокорство уже вне зависимости от степени аморальности поступка. Генеральная цель – добиться повиновения, вышколить.

Во всех подобных случаях во главе угла – интересы взрослых, ставящих знак равенства между понятиями «хороший ребенок» и «удобный ребенок».

Нередко воюют с каким-то качеством и потому, что самим родителям оно чуждо и раздражает их. Торопыгу раздражает медлительность, медлительного – суета. Ровный, сдержанный человек не переносит эмоциональных эксцессов.


Отец – работяга, каких мало. Изо дня в день, не покладая рук, до изнеможения – и сверхурочно, и внештатно, и домой какие-то чертежи тащит... На службе не нахвалятся, добросовестность его вошла в поговорку... А дети? А дети – лодыри. За что такое наказание? Почему не брали пример?

Да какой же пример-то? Откуда у них быть любви и уважению к труду, когда они постоянно видели человека, еле ворочавшего от утомления языком, принимавшего пирамидон и немедленно валившегося отсыпаться? Человека измотанного, съеденного работой целиком и вызывавшего только жалость! «Нет, – наверно, думали они, – упаси бог! Мы жить хотим, а эта ихняя «самоотверженная работа на благо...» – явная каторга. Подальше от нее». И ведь отец, очевидно, любил избранную профессию. Но заразить трудолюбием детей никак не мог. Наоборот.


Когда-то мы столкнулись с отцом двух, не то трех ребят. Человек он был сердитый, о детях отозвался безнадежно: «Словами я воспитывать не умею, а физически не справляюсь». Фраза показалась типичной, и мы вставили и фразу и папашу этого в одну статью.

И после он частенько вспоминался, потому что не раз приходилось встречать родителей, полагавших, что возможны лишь два пути в воспитании: путь грубого принуждения и путь убеждения словом.

Принуждение мы с вами отвергли. Но посмотрим, что такое словесное воспитание в том виде, как понимает его большинство взрослых. Спору нет, слово – могучее оружие. «Язык горами качает» – говорят в народе. «Слово не стрела, а сердце разит».

Но... И даже целый ряд «но».


Кухонный стол


Удивительно и горько – в нашем обществе все еще существует проблема борьбы с любителями «ременной педагогики».

Тридцать лет назад А. С. Макаренко писал об авторитете подавления и ремня: «Этот самый дикий сорт авторитета бывает только у некультурных родителей и в последнее время, к счастью, вымирает».

Вымирать-то вымирает, а за жизнь цепляется. Сравнительно недавно в «Литературной газете» была опубликована статья А. Буренковой, которой довелось ознакомиться с приемами воспитания в разных семьях. «Оказалось, – пишет она, – что у нас более чем достаточно семей, где основой отношений между родителями и детьми стало не убеждение, не разумное и сердечное слово, а подавление, принуждение и, как следствие, порка».



Пословицы и поговорки – жанр уважаемый. Но они нас чуть-чуть гипнотизируют: еще бы – сокровищница народной мудрости, квинтэссенция векового опыта! Ну, а если: «Брань на вороту не виснет», «От своей собаки и блохи – племянники», «Моя хата с краю», «Дураками свет красится» – со всем согласимся? Нет, не перед любой пословицей снимешь шляпу, не каждое «крылатое выражение» примешь на веру. И образно, и лаконично, и хлестко, да не про нас писано.

А раз уж зашло о фольклоре, давайте вспомним другое: «Где лад, там и клад», «Сперва рассуди, потом осуди». Вот на том и будем стоять.

Второе. Не рано ли мы ссылаемся на ребенка? Опять-таки нет. Появившись на свет, он застанет уже сложившуюся в основном семью, у которой есть специфический дух, стиль. Бесполезно надеяться, что его удастся радикально перестроить в интересах воспитания в дальнейшем. Правда, ребенок дает ни с чем не сравнимую радость, по-новому сближает и связывает супругов, повышает их чувство ответственности.



С младенцем нянчатся, холят его и лелеют. Хочется, чтобы все было получше, хочется создать ему условия. И вот годам к трем он начинает своевольничать, что-то все из себя строит, какая-то вдруг жадность: «Я! Мне! Мое!» Набаловали, решают родители. Пока не поздно, надо вводить в оглобли. Держатся с ним построже, не потакают. Через некоторое время явно подействовало. Несколько лет все идет мирно.

Но вот как раз в школу пора, ответственный момент, а ребенок опять «задурил». Видно, ослабла наша бдительность, соображают старшие. Во дворе чего-нибудь набрался и снова отбился от рук. Обладая уже прежним опытом, подкручивают гайки.


Уребят постарше упрямство может быть протестом против грубости или недостаточной для них оправданности категорического «нет!». Мы ведь не всегда находим нужным растолковать, в чем его причина. А иной раз наши пожелания или запреты вступают в непримиримое противоречие с бытующей в детской среде этикой, вовсе не всегда «дурацкой».

Прикиньте-ка, вот вы пытаете его: « Отвечай сейчас же, кто из ребят разбил окно у тети Груни? » Или внушаете: « Не смей никому давать велосипед кататься, - украдут за милую душу! » А чадо не слушается! Как же ему послушаться? Выдать приятеля? Или ездить одному мимо завистливо вздыхающих «немеханизированных» друзей? Как ни грустно, но нормы морали, на которые он здесь опирается, выше, чем те, которыми руководствуются родители. А ведь мы с вами взялись воспитывать здорового человека!

Недаром мы и предупреждаем: разберитесь прежде в истоках детского непослушания, а тогда уже и судите, стоит ли оно раздражения и стоит ли возмездия?



© Наши Дети 2012. Перепечатка материалов разрешена только со ссылкой на www.nachideti.ru